Центр психологического консультирования ТРИАЛОГ
«Когда кто-то спрашивает о смысле или ценности жизни – он болен»
Зигмунд Фрейд
 
Тел.: (+7 925) 505-2-333
E-mail:
mail@trialog.ru Психология 100
Essentia
ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"

Архив почтовой рассылки HE&SHE
Архив почтовой рассылки HE&SHE

Воспитание (часть III. Тактика поощрений и ее последствия).

(от 1 июля 2004 года )

Ситуация поощрения - это такая психологическая ситуация, в которой на ребенка действуют разные по своему знаку (как положительные, так и отрицательные) побуждения, причем положительный мотив лежит как бы за отрицательным мотивом: с одной стороны, ребенок не хочет выполнять требуемое взрослым, а с другой - хочет получить обещанное взрослым поощрение. Например, мальчик очень хочет пойти поиграть в мяч со своими товарищами (и родители знают об этом), но, прежде чем отправиться играть, он должен разучить заданные на дом скучные гаммы. Обещан что-либо привлекательное для ребенка, нравящееся ему, будь то игрушки, сладости или игры с друзьями и т. п., взрослый вводит в ситуацию "надо - не хочу" положительные мотивы, трансформируя ее тем самым в ситуацию поощрения.

Педагоги (а подчас и психологи) обычно противопоставляют поощрение и, наказание, представляют их как две противоположности. Однако психологический анализ ситуаций поощрения и наказания выявляет черты сходства. Во-первых, и там и здесь взрослый вынуждает ребенка выполнить то, чего тот делать не хочет. Во-вторых, в ситуации поощрения, как и в ситуации наказания возникает конфликт ребенка со взрослым. И наконец, в-третьих, в обеих ситуациях возникает стремление действовать вопреки требованиям взрослого. Следовательно, для тога, чтобы эти требования были вы- полнены, взрослый и в ситуации поощрения должен создать достаточно прочные физические или психологические барьеры, препятствующие уклонению ребенка от выполнения требований. Однако, несмотря на психологическую общность этих двух ситуаций, между ними существуют и довольно значимые различия.

Основное психологическое отличие ситуации поощрения от ситуации наказания состоит в том, что в первой у ребенка нет стремления выйти за ее пределы, поскольку основное его желание заключается в том, чтобы получить обещанное взрослым поощрение. Когда в ситуацию "надо - не хочу" вводится значимое для ребенка положительное побуждение, ребенок как бы "привязывается" к данной ситуации. Его главным стремлением оказывается уже не желание любым способом вырваться, бежать из ситуации, но желание получить обещанное поощрение. Вот почему в ситуации поощрения перед взрослым не возникает задача воспрепятствовать бегству ребенка из ситуации, окружить его сплошным кольцом психологических барьеров. Если в ситуации наказания ребенок со всех сторон окружен барьерами, то в ситуации поощрения он оказывается вне кольца барьеров, которое теперь окружает лишь обещанное поощрение.

Таким образом, ситуация поощрения не изолирует ребенка от привычного окружения и не ограничивает его свободу, она не несет на себе отпечатка вынужденности, характерного для ситуации наказания, - ребенок может делать что хочет, но он знает, что если не выполнит требований взрослого, то не получит и обещанного поощрения.

Проиллюстрируем общность и различие ситуаций наказания и поощрения на нашем примере с заигравшейся допоздна Наташей: взрослые считают, что ей давно пора спать, а девочке хочется продолжать интересную игру. Налицо ситуация непослушания. Невыполнение настойчивых требований матери неизбежно трансформирует эту исходную ситуацию в ситуацию наказания, где наказанием для девочки может стать сама утрата обычного ласкового общения с матерью. Уговоры бабушки, ее обещание рассказать интересную сказку направлены на преобразование исходной ситуации в ситуацию поощрения.

Несмотря на эти различные перспективы изменения ситуации "надо - не хочу", взрослые и там и здесь вынуждают девочку оставить привлекательную игру ради совсем непривлекательных приготовлений ко сну. В результате складывается конфликтная ситуация, в основе которой не только столкновение противоречивых мотивов ребенка и взрослого, но и различные по своей направленности исходные желания.

Вместе с тем между двумя этими возможными преобразованиями ситуации непослушания есть и определенные различия. Так, в ситуации наказания Наташа будет избегать матери, сделает попытку хотя бы на время выйти из-под ее контроля (отвернуться и не видеть, не слышать и т. п.). В ситуации поощрения, напротив, девочка будет стремиться сохранить хорошие отношения с бабушкой, она, скорее всего, попытается задобрить ее встречными обещаниями, пойдет по пути создания проволочек, затягивания "переговоров" ("Ну еще пять минуточек, пожалуйста..." и т. п.), начнет расспрашивать об обещанной сказке ("А про кого будет сказка?.." и т. п.). В первом случае психологические барьеры должны охватывать всю ситуацию игры, мать может заставить Наташу убрать игрушки в ее присутствии. Во втором случае психологические барьеры окружают лишь обещание бабушки, но они также должны быть достаточно прочными, чтобы девочка не смогла снизить ценность поощрения ("Эту сказку я знаю...") раньше, чем выполнит поставленное перед ней требование.

Каковы же особенности поведения детей в ситуации поощрения? Здесь, так же как и в ситуации наказания, перед ребенком открывается ряд возможностей.

Ребенок выполняет требования взрослого, если притягательность поощрения больше, чем нежелание выполнять требования, и если окружающие поощрение психологические барьеры достаточно прочны. Так, если отец говорит сыну, что возьмет его в конце недели на рыбалку только в том случае, если тот исправит "двойку" по арифметике, то мальчик все оставшееся время будет стремиться исправить оценку. При этом у мальчика должно быть достаточно сильное желание поехать с отцом на рыбалку, и кроме того, он должен твердо знать, что обещание обязательно будет выполнено, если сам он выполнит поставленное отцом условие.

Следует специально подчеркнуть, однако, что, подобно поведению детей в ситуации наказания, выполнение требуемых взрослыми действий в ситуациях поощрения лишено внутреннего интереса для ребенка, т. е. здесь также отсутствуют внутренние побуждения к деятельности. Ребенок заинтересован в выполнении требований лишь постольку, поскольку это ведет к поощрению. Исполнение требований взрослых - лишь один из возможных путей достижения поощрения. Вот почему даже решая, например, арифметические примеры и т. п., ребенок преследует более общую цель, которая чужда выполняемым действиям. Главное для него не столько усвоение учебного материала, сколько получение нужной отметки, за которой стоит обещанное взрослыми вознаграждение.

Такое рассогласование целей в ходе выполнения требований ведет к тому, что ребенок игнорирует достижение требуемых взрослым результатов. Так, он может пойти по пути обмана учителя, списывая у товарища решение арифметических примеров, или же сделать попытку обмануть родителей, показывая им только хорошие отметки или исправляя плохие отметки на хорошие. Во всех этих случаях он может получить поощрение, фактически не выполнив требований взрослого. Важно отметить, что каким бы внешне добросовестным ни было поведение ребенка в ситуации поощрения, он всегда будет, так или иначе, отклоняться от достижения полноценных результатов.

Это отклонение может быть явным и хорошо осознаваться самим ребенком (как в наших примерах), но оно может оказаться и менее выраженным и даже неосознанным - ухудшается качество выполнения и ребенок сразу же прекращает выполнять требования взрослого, как только это становится излишне, так как больше не требуется для получения поощрения. Так, в нашем примере мальчик, получив, хорошую отметку по арифметике, может сразу же снизить качество выполнения классных и домашних заданий по этому предмету.

Чем проще требование взрослого, тем явственнее, рельефнее обнаруживается рассогласование целей в поведении ребенка. Допустим, взрослый требует, чтобы ребенок хорошенько умылся, а тот очень не любит это делать. Как же поступит ребенок в этой ситуации? Психологически безупречный и очень точный ответ на этот вопрос можно найти в романе Марка Твена "Приключения Тома Сойера". Вспомним тот эпизод романа, когда под наблюдением сестрицы Мэри Том умывается, прежде чем отправиться в воскресную школу:

"Мэри дала ему жестяной таз, полный воды, и кусок мыла; он вышел за дверь и поставил таз на скамейку, потом окунул мыло в воду и опять положил его на месте; закатал рукава, осторожно вылил воду на землю, потом вошел в кухню и начал усердно тереть лицо полотенцем, висевшим за дверью. Но Мэри отняла у него полотенце, сказав: "Как тебе не стыдно, Том. Умойся как следует. От воды тебе ничего не сделается". Том немножко смутился. В таз опять налили воды; и на этот раз он постоял над ним некоторое время, собираясь с духом, потом набрал в грудь воздуху и начал умываться. Когда Том после этого вошел в кухню, зажмурив глаза и ощупью отыскивая полотенце, по его щекам текла мыльная пена, честно свидетельствуя о понесенных трудах. Однако, когда он отнял от лица полотенце, оказалось, что вид у него не совсем удовлетворительный: чистыми были только щеки и подбородок, которые белели, как маска, а ниже и выше начиналась темная полоса неорошенной почвы, которая захватывала шею и спереди и сзади".

В этом примере, как мы видим, мальчик, выполняя неприятное требование взрослого, пытается сначала пойти на явный обман, но когда его проделка не удается, он "добросовестно" выполняет требование, по существу неосознанно и непроизвольно уклоняясь от него.

Практика поощрений не только не делает требования взрослого привлекательными для ребенка, но может даже интересные занятия (например, игры) сделать менее привлекательными. Результаты целого ряда психологических экспериментов показывают, что практика поощрений отрицательно влияет на внутреннее мотивирование деятельности.

В одном из экспериментов исследовались дошкольники, которые обычно с большим интересом относились к рисованию. В экспериментальной группе детям заранее говорили, что за рисунки они получат хорошую игрушку. В контрольной группе такое поощрение детям не предлагалось и не давалось. Спустя неделю испытуемым предоставлялась возможность рисовать, участвуя в обычных занятиях в детском саду. Причем дети могли как рисовать, так и заниматься другими играми. Воспитатели не упоминали ни о каких поощрениях и не побуждали детей играть а каким-то определенным игровым материалом. Измеряя время, проведенное детьми за рисованием, исследователи обнаружили, что дети из экспериментальной группы проявляли к рисованию заметно меньше интереса по сравнению с детьми из контрольной группы.

Таким образом, выполнение требований взрослого в ситуациях поощрения может формировать устойчивую внешнюю мотивацию даже в той деятельности, которая побуждалась ранее внутренними мотивами. Психологи называют данное явление "понижающим воздействием внешней мотивации на внутренний интерес". С этим неожиданным последствием воспитания детей поощрениями приходится сталкиваться довольно часто: стремление родителей стимулировать подарками и наградами интерес ребенка к определенным занятиям (учебе, чтению, музыке, спорту) приводит, как правило, к обратным результатам - внутренние мотивы ослабевают и отходят на второй план, и ребенок как бы переключается на добывание привлекательных "трофеев".

Другая поведенческая возможность для ребенка в ситуации поощрения - отказ от поощрения. Ребенок отказывается выполнять требования взрослого, если притягательность поощрения будет меньше, чем нежелание выполнять требования, и если окружающие поощрение психологические барьеры будут достаточно прочными. В одних случаях привлекательное и ценное (по мнению взрослых) поощрение оказывается для ребенка лишенным реальной действенной силы, потому что само по себе оно в данных обстоятельствах не привлекает ребенка. В других случаях поощрение может оказаться неэффективным стимулом потому, что в данный момент ребенка привлекает в гораздо большей степени совсем другое. Например, обещание родителей сводить сына в воскресенье в зоопарк будет очень слабым, неэффективным положительным мотивом для выполнения любого требования, если ребенок не интересуется животными или если в это же воскресенье должен состояться решающий футбольный матч с ребятами из соседнего двора. И в том и в другом случае такой неэффективный положительный стимул не может, преобразовать исходную ситуацию "надо - не хочу" в ситуацию поощрения, не может побудить ребенка к выполнению требований взрослых. Если же взрослому все же удается создать ситуацию поощрения, пробудив слабый положительный мотив, то наиболее вероятным способом поведения ребенка в такой ситуации будет отказ от поощрения.

Отказ ребенка от предлагаемого поощрения и, следовательно, от выполнения требуемого поведения весьма нежелателен с педагогической точки зрения, поскольку он свидетельствует не только об утрате контроля со стороны взрослого за поведением ребенка в данной конкретной ситуации, но и о возникновении определенного несовпадения, разрыва в системах ценностей ребенка и взрослого. Отказываясь от поощрения, ребенок предпочитает невыполнение обещанному поощрению, тем самым как бы увеличивается относительная "привлекательность" невыполнения требований. В ряде случаев такое неподчинение взрослым может стать для ребенка более привлекательным, чем любое поощрение, превратившись в своеобразный способ самоутверждения. И тогда, по-видимому, единственной возможностью заставить ребенка выполнить требования взрослых оказывается преобразование ситуации поощрения в ситуацию наказания.

И, наконец, третьим возможным способом поведения ребенка в ситуации поощрения являются разнообразные действия, направленные против психологического барьера. Такое поведение наблюдается, как правило, в тех случаях, когда привлекательность поощрения велика и в то же время столь же велика непривлекательность поведения, требуемого взрослым. Действия против барьера являются в данном случае разновидностью движения "в обход" требований взрослого. Ребенок начинает двигаться "вдоль" поставленных взрослым барьеров, пытаясь найти слабое место, в котором их можно прорвать и тем самым добиться поощрения, не выполнив требований взрослого. Напомним, что в рассматриваемой ситуации лишь поощрение окружено барьером, а требование является элементом этого кольцевого барьера, "воротами" к поощрению.

В отличие от ситуации наказания, где ребенок стремится прорвать барьер "изнутри", в ситуации поощрения, напротив, ребенок пытается "извне" проникнуть в область, окруженную барьером. Действия против барьеров, стоящих на пути к поощрению, также являются разновидностью борьбы ребенка с авторитетом и властью взрослого, но эта борьба почти никогда не приобретает того ожесточенного, аффективного и разрушающего характера, столь типичного для ситуаций наказания.

Несмотря на то, что в ситуации поощрения нет, как правило, явно выраженного единоборства ребенка и взрослого, оно все же и здесь остается основной характеристикой "диалога" между ребенком и взрослым. Формы и методы этой борьбы иные, чем в ситуации наказания, проявления ее не столь заметны - вот и вся разница.

Ситуации поощрения, как и ситуации наказания, создаются взрослым. Именно он создает побуждения, именно он контролирует и направляет поведение ребенка, задавая требования и строя психологические барьеры. Ребенок, напротив, не создает и не контролирует ситуацию поощрения, а оказывается в ней. Такое исходное неравенство позиций взрослого и ребенка в ситуации поощрения делает невозможным равноправное общение, диалог между ними.

Ребенок хорошо понимает, что взрослый, обещая поощрение за выполнение своего требования, может в принципе и без этого предоставить желаемое. Уж если взрослый и не всемогущ, то это он вполне может сделать. Взрослый может и не сдержать обещание. Он все может. Гораздо труднее понять ребенку, особенно маленькому, почему за какое-то конкретное дело ему обещают то одно, то другое, то третье. Да и для самого взрослого "связывание" требования с поощрением не оказывается ли в значительной степени делом случая?

Итак, в ситуации поощрения, как и в ситуации наказания, позиция взрослого и ребенка не равны, ребенок находится в положении, зависимом от взрослого. Вполне естественным следствием такого неравенства оказывается борьба ребенка со взрослым. Особенности этой борьбы, ее напряженность и направленность (против требования, поощрения, барьера или самого взрослого) определяются, в конечном счете, спецификой конкретной ситуации. Многие способы борьбы (создание "объективных" трудностей; различные симуляции, сводящиеся, в конечном счете, к осознанному или неосознанному обману взрослого; занижение привлекательности поощрений; лесть и задабривание взрослого) сходны с теми способами, которые используются ребенком в ситуации наказания. Успешное применение ребенком любого из средств этого довольно обширного арсенала делает ситуацию неэффективной: требование взрослого остается невыполненным или только частично выполненным. Для того чтобы требование оказалось выполненным, взрослый должен создать новую ситуацию поощрения.

Чем успешнее борьба ребенка со взрослым в ситуации поощрения, тем более нежелательными могут стать последствия тактики поощрений: взрослый рано или поздно может оказаться "банкротом", не способным создавать новые, все более привлекательные поощрения, а ребенок может стать настоящим потребителем, реагирующим и действующим только под влиянием привлекательного "подкрепления".

Внимательный читатель может, однако, задать здесь такой вопрос: почему автор пишет об отрицательных последствиях тактики поощрений не как о неизбежных, но как всего лишь о возможных? Дело в том, что тактика поощрений (в отличие от тактики наказаний) предполагает возможность не только отрицательных, но и положительных последствий. Но об этом мы расскажем в следующем выпуске.

А.Б.Орлов, д.психол.н., директор Центра психологического консультирования ТРИАЛОГ.

Материалы всех прошедших выпусков рассылки:

Вып. 106. Программа по клиенто-центрированной терапии и человеко-центрированному подходу (9.10.2013)
Вып. 105. Пять вопросов от "МК-воскресенье" и пять ответов от TRIALOG'a. (30.5.2008)
Вып. 104. Что ребенку нужно: питание или воспитание? (часть вторая) (1.5.2008)
Вып. 103. Что ребенку нужно: питание или воспитание? (часть первая) (27.3.2008)
Вып. 102. Психотерапевтические триалоги: XLII. Прощение и раскаяние. (2.6.2007)
Вып. 101. Психотерапевтические триалоги: XLI. Чувства vs. эмоции. (15.5.2007)
Вып. 100. Психотерапевтические триалоги: XL. Жизнь или... любовь? (2.5.2007)
Вып. 99. Две лягушки. (15.4.2007)
Вып. 98. Психотерапевтические триалоги: XXXIX. Депрессия vs. Экспрессия. (1.4.2007)
Вып. 97. Психотерапевтические триалоги: XXXVIII. Любовь к Жене. (16.3.2007)
Вып. 96. Психотерапевтические триалоги: XXXVII. Брак внешний и брак внутренний. (1.3.2007)
Вып. 95. Четыре вопроса от PSYCHOLOGIES и четыре ответа от TRIALOG'a. (15.2.2007)
Вып. 94. Психотерапевтические триалоги: XXXVI. Обрести любовь. (1.2.2007)
Вып. 93. Психотерапевтические триалоги: XXXV. Принять себя. (15.1.2007)
Вып. 92. Психотерапевтические триалоги: XXXIV. Сердце матери. (31.12.2006)
Вып. 91. Три вопроса от PSYCHOLOGIES и три ответа от TRIALOG'a. (16.12.2006)
Вып. 90. Психотерапевтические триалоги: XXXIII. Всего превыше: верной будь себе. (1.12.2006)
Вып. 89. Психотерапевтические триалоги: XXXII. Время строить. (15.11.2006)
Вып. 88. Психотерапевтические триалоги: XXXI. Cherchez l'amour! (1.11.2006)
Вып. 87. Между миром женщин и миром мужчин. (15.10.2006)
Вып. 86. Психотерапевтические триалоги: XXX. Время выбирать. (2.10.2006)
Вып. 85. Психотерапевтические триалоги: XXIX. Урок самоистязания. (15.9.2006)
Вып. 84. Психотерапевтические триалоги: XXVIII. Как всем нам быть? (2.9.2006)
Вып. 83. Пробужденная воительница. (6.7.2006)
Вып. 82. Психотерапевтические триалоги: XXVII. Телега, везущая лошадь. (16.6.2006)
Вып. 81. Психотерапевтические триалоги: XXVI. Страх самообнаружения. (1.6.2006)
Вып. 80. Психотерапевтические триалоги: XXV. Важно иметь, еще важнее - быть. (15.5.2006)
Вып. 79. Вопросы от PSYCHOLOGIES и ответы от TRIALOG'а. (3.5.2006)
Вып. 78. Психотерапевтические триалоги: XXIV. Навстречу голосу собственного сердца. (15.4.2006)
Вып. 77. Психотерапевтические триалоги: XXIII. Чтобы изменить, надо принять. (1.4.2006)
Вып. 76. Психотерапевтические триалоги: XXII. Найди Ладу. (15.3.2006)
Вып. 75. Страх перед женщиной: 17 тезисов. (28.2.2006)
Вып. 74. Психотерапевтические триалоги: XXI. Источник любви. (16.2.2006)
Вып. 73. Психотерапевтические триалоги: XX. Росстань: между сексом и любовью. (3.2.2006)
Вып. 72. Психотерапевтические триалоги: XIX. Кристаллизация Я. (15.1.2006)
Вып. 71. Под каблуком у... личности. (2.1.2006)
Вып. 70. Психотерапевтические триалоги: XVIII. Битва за... секс. (16.12.2005)
Вып. 69. Психотерапевтические триалоги: XVII. Потаенный сад любви. (1.12.2005)
Вып. 68. Психотерапевтические триалоги: XVI. Понять себя. (15.11.2005)
Вып. 67. Вопрос от PSYCHOLOGIES и комментарий от TRIALOG'а (1.11.2005)
Вып. 66. Психотерапевтические триалоги: XV. Возвращение к жизни. (15.10.2005)
Вып. 65. Психотерапевтические триалоги: XIV. Искусственное дыхание любви. (30.9.2005)
Вып. 64. Психотерапевтические триалоги: XIII. Внутренняя "жатва". (15.9.2005)
Вып. 63. Еще два вопроса от MAXIM'а и еще два комментария от TRIALOG'а (2.9.2005)
Вып. 62. Психотерапевтические триалоги: XII. Самоперевоспитание. (15.7.2005)
Вып. 61. Психотерапевтические триалоги: XI. Жить по любви. (1.7.2005)
Вып. 60. Психотерапевтические триалоги: X. "Вместе", т.е. раздельно. (16.6.2005)
Вып. 59. Два вопроса от MAXIM'a и два комментария от TRIALOG'а. (1.6.2005)
Вып. 58. Психотерапевтические триалоги: IX. Бумеранг недоверия. (15.5.2005)
Вып. 57. Психотерапевтические триалоги: VIII. Жизнь - это дыхание. (3.5.2005)
Вып. 56. Психотерапевтические триалоги: VII. Ответ из собственной глубины. (15.4.2005)
Вып. 55. Три вопроса от MAXIM'а и три комментария от TRIALOG'а (1.4.2005)
Вып. 54. Психотерапевтические триалоги: VI. В собственном плену. (16.3.2005)
Вып. 53. Психотерапевтические триалоги: V. Слова о главном. (1.3.2005)
Вып. 52. Психотерапевтические триалоги: IV. Блуждающие в лабиринте. (17.2.2005)
Вып. 51. Две проблемы от COSMOPOLITAN'а и два комментария от TRIALOG'а. (1.2.2005)
Вып. 50. Психотерапевтические триалоги: III. В ожидании любви. (15.1.2005)
Вып. 49. Психотерапевтические триалоги: II. Страх близости. (1.1.2005)
Вып. 48. Психотерапевтические триалоги: I. Измена. (15.12.2004)
Вып. 47. Родители на рынке психологических услуг. (1.12.2004)
Вып. 46. Четыре вопроса от MAXIM'а и четыре комментария от TRIALOG'а (15.11.2004)
Вып. 45. Три проблемы от COSMOPOLITAN'а и три рекомендации от TRIALOG'а (1.11.2004)
Вып. 44. Сущность vs. сучность (опыт виртуальной онтотерапевтической сессии). (15.10.2004)
Вып. 43. Ночной сторож и прачка. (1.10.2004)
Вып. 42. Родители дошкольников: главная забота. (15.9.2004)
Вып. 41. Воспитание (часть IV. От тактики наказаний-поощрений к тактике диалога). (2.9.2004)
Вып. 40. Воспитание (часть III. Тактика поощрений и ее последствия). (1.7.2004)
Вып. 39. Воспитание (часть II. Тактика наказаний и ее последствия). (15.6.2004)
Вып. 38. Воспитание (часть I. Наказания, поощрения или ... диалог?). (1.6.2004)
Вып. 37. Сын и мать. (15.5.2004)
Вып. 36. Еще раз о том "Как изменить мужа?". (1.5.2004)
Вып. 35. Об одной из бесконечно повторяемых женских ошибок. (15.4.2004)
Вып. 34. Современная семья (часть V. На историческом распутье). (2.4.2004)
Вып. 33. Современная семья (часть IV. Помощь семье). (15.3.2004)
Вып. 32. Современная семья (часть III. Ситуация выбора). (1.3.2004)
Вып. 31. Современная семья (часть II. Две ориентации). (15.2.2004)
Вып. 30. Современная семья (часть I. Кризис) (1.2.2004)
Вып. 29. Платить или расплачиваться? (15.1.2004)
Вып. 28. О бедной стервозе замолвите слово: триптих. (1.1.2004)
Вып. 27. За увеличительным стеклом. (15.12.2003)
Вып. 26. Напряжение любви. (1.12.2003)
Вып. 25. "Мама, ты чья?": детская ревность. (15.11.2003)
Вып. 24. "Мне тридцать. Уже или еще?" (1.11.2003)
Вып. 23. Как полюбить себя. (15.10.2003)
Вып. 22. Вуайеризм. (1.10.2003)
Вып. 21. Дошкольники. (15.9.2003)
Вып. 20. Демистификация любви (часть III). (31.7.2003)
Вып. 19. Демистификация любви (часть II). (15.7.2003)
Вып. 18. Демистификация любви (часть I). (2.7.2003)
Вып. 17. Третий - лишний? (15.6.2003)
Вып. 16. Психотерапия бытием (1.6.2003)
Вып. 15. Обрученные со Смертью (15.5.2003)
Вып. 14. Феномен зависти (триалогическая трактовка) (1.5.2003)
Вып. 13. Начинаем жить вместе (15.4.2003)
Вып. 12. Унисекс (31.3.2003)
Вып. 11. Почему люди вступают в брак? (15.3.2003)
Вып. 10. Праздники (1.3.2003)
Вып. 9. "Дамский аргумент" (15.2.2003)
Вып. 8. Воспитатели (1.2.2003)
Вып. 7. Страсти по человеку (18.1.2003)
Вып. 6. Дед Мороз и Снегурочка (праздничный выпуск) (6.1.2003)
Вып. 5. Брак = Развод ? (21.12.2002)
Вып. 4. Он, Она и Оно (14.12.2002)
Вып. 3. Онтопсихологическая топологическая типология (2.12.2002)
Вып. 2. "Сказочная" типология (1.12.2002)
Вып. 1. Дeфект первичной связи (16.11.2002)

 

© Центр психологического консультирования ТРИАЛОГ
Tел.: (+7 925) 505-2-333
E-mail:
mail@trialog.ru
rax.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
 Рейтинг@Mail.ru Психология 100
Last update 27.07.2017   
Web design - AlPite.com