Центр психологического консультирования ТРИАЛОГ
«Люди, которых очень рано приучили «жить, стиснув зубы», как правило, подсознательно входят в роль педагога, и потому для них любое выражение сочувствия к ребенку есть не что иное, как проявление излишней чувствительности»
Алис Миллер
 
Тел.: (+7 925) 505-2-333
E-mail:
mail@trialog.ru Психология 100
Essentia
ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ ГУ-ВШЭ, магистерская программа "Исследование, консультирование и психотерапия личности"

Словарь психологических терминов
Словарь психологических терминов

Выберите букву словарной статьи:

 А  Б  В  Г  Д  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  Ф  Х  Ц  Ч  Э  Я

Метафора

Метафора происходит от двух др.-греч. слов "мета" - между, после, через; "фора" - движение, перенесение.
      В классической риторике метафора относится к тропам (от греч. tropos - поворот) или риторическим фигурам, которых насчитывается три основных типа: метафора, метонимия и оксиморон. Традиционно, метафора понимается как свернутое сравнение, как соотнесение двух значений благодаря их сходству: "щечки - розы, зубки - кораллы". Механизм соотнесения значений видится как выделение двух классов объектов ("щеки" и "розы") и нахождения между ними признаков, присущих им обоим ("шелковистость", "розовый цвет", "нежность" и т.п.), которые, однако, опускаются (что и отличает метафору от сравнения: "щечки похожи своей шелковистостью и т.п. на розы"). Метафора может сополагать классы объектов грамматически не только в виде существительных в именительном падеже ("руки - лед"), но и как прилагательное и существительное ("ледяные руки"), и через родительный падеж одного из существительных ("лед рук"). Эти грамматические формы будут рассматриваться как три версии сокращенного сходства ("руки холодные, как лед").
      Однако в современной риторике метафора понимается уже не столько как сходство объектов, сколько как взаимодействие смыслов. Подобный подход к метафоре возник как реакция на тот факт, что, во-первых, не всегда удается обнаружить общие признаки ("хрустальная печаль" - сравнение хрусталя и печали оказывается весьма проблематичным), и, во-вторых, порой вообще нет необходимости в нахождении объекта сравнения ("мертвый голос", "черное солнце" ). Подобные наблюдения привели к появлению различных тео-рий метафоры.
      Так, например, в теории Айвора Р. Ричардса понятие метафоры охватывает не только отношение подобия, но и, к примеру, соположенности, так что там, где есть "возможность различить хотя бы два взаимодействующих друг с другом употребления, мы имеем дело с метафорой". При подобном подходе phora - "движение" - "двойной акт распространения и соединения, который обозначает существо метафорического процесса", распадается на "эпифору" (сравнение) и "диафору" (простое соположение), например, "Голуби на травяном увы" и "Которое есть нечто вскоре" (Гертруда Стайн).
      В теории метафоры Дерика Бикертона, например, выделяется четыре класса выраже-ний, образованных связью знака (Х) с атрибутом (У). По типу "присваиваемых атрибутов" выражения распадаются на:
· "буквальные" ("черная кошка") - присвоение атрибута типично;
· "постоянные" ("серебро волос") - присвоение атрибута устойчиво в лексике культуры;
· "разовые" ("гиацинтовый Пегас", "смычок черноголосый") - авторское присвоение атрибута;
· "бессмысленные" ("промедление пьет учетверенность") - присвоение атрибутов случайно.
      Из приведенных примеров видно, что понятие метафоры то расширяется, то сужается. Однако это еще не все возможные подходы. Метафору можно, например, рассмат-ривать не с точки зрения типа соотношения двух смыслов, но в связи с категориями ис-тины и лжи. Тогда она оказывается не "сокращенным сравнением", а противопоставляется ему как ложь ("земной шар") - истине ("Земля похожа на шар"), попадая в круг таких речевых действий, как утверждение, обещание, намек и т.п.(Д.Дэвидсон). Дэвидсон пола-гает, что "действие" метафоры лежит целиком в сфере прагматики, в области воздействий на интерпретанта, а не в сфере семантики, поскольку для него метафора представляет собой противоречивую, а потому ложную, структуру, не несущую в себе никакого когнитивного содержания. Н.Гудмен, оспаривая тезис Дэвидсона, представляет в качестве особенности метафоры то, что, будучи ложной в буквальном смысле, она истинна в переносном.
      В рамках семиотики сопоставление двух значений как механизм действия метафоры помещает ее в круг коннотированных выражений (выражений как минимум с двумя смыслами). Например, образ быка может рассматриваться как указание на плодородие, образ солдата под национальным флагом - на патриотизм и т.п. (Ролан Барт).
      Исследователи символической поэзии рассматривали символ в данном контексте как неполную метафору, то есть как особую семантическую структуру, в которой наглядно дан лишь один семантический ряд, а на другой указывается с помощью "встроенных" в наглядно данный ряд особых указаний.
      Так, Б.Вайнберг (Weinberg), анализируя и сопоставляя "Лебедя" Ш.Бодлера и "Пьяный корабль" А.Рембо, описывает символический метод как особый случай структурной (т.е. образующей структуру произведения, а не эпизодической) метафоры, в которой одна часть (символизирующее) дана явно, а вторая (символизируемое) подразумевается. Переход ко второй половине метафоры и ее реконструкция базируется, во-первых, на наличие в символизирующем специальных "знаков и указаний", и, во-вторых, на "идентичности эмоций" по поводу обеих частей. Таким образом от "прямой" репрезентации в традиционной поэзии символическую поэзию отличает только "непрямая" репрезентация, создающая своеобразный "герметизм" (закрытость для понимания), который Вайнберг противопоставляет интеллигибельности произведения. Однако "закрытое" "открывается" тому, кто умеет правильно увидеть знаки и уловить настроение. При таком подходе символы предстают как неполные метафоры, которые можно реконструировать на основании особых знаков и эмоциональных переживаний.
      Однако гораздо большие возможности для неожиданных сравнений предоставляет полная метафора, в которой дан (хотя бы частично) и второй семантический ряд. Например: "А с утра все тот же бег снегов и облаков, и чуть выше - проглядывающее сквозь простыни солнце" (Ф.Жакопетти). В этом случае реконструкция второго смыслового ряда выстраивается благодаря присутствующему в тексте слову "простыни". Эта реконструкция может выглядеть так:
      солнце - снег + облака = (природа)
(спящий) простыни (человек)
      В скобках указаны неявные смыслы. Сопоставление двух смысловых рядов оказывается возможным благодаря их своеобразному "перехлесту".
      Термины "метафора in absentia" и "метафора in praesentia" принадлежат терминологии льежских теоретиков риторики, которые разработали стройную, функциональную и эстетически красивую классификацию риторических приемов. Метафоры в этой классификации относятся к семантическому уровню (всего уровней четыре: морфологический, синтаксический, семантический и лексический) и образуются при применении операций (операций тоже четыре: сокращение, добавление, сокращение с добавлением, перестановка) сокращения (метафора in praesentia) и сокращения с добавлением (метафора in absentia).
      В психологии и эстетике довольно часто используется понятие "развернутой метафоры". Так, например, тест "Дом. Дерево. Человек." можно рассматривать как пример развернутой метафоры. Символическая поэзия и проза также могут быть рассмотрены как пример использования развернутой метафоры. В этом случае целое произведение можно рассматривать как метафору, например, роман Р.Хаггарда "Она" рассматривать как метафору in absentia психических процессов взаимодействия Эго-комплекса и бессознательно-го по К.Г.Юнгу. В этом смысле презентации архетипов К.Г.Юнга представляют собой не-полные метафоры, отсылающие своим очевидным "текстом" к неявному и может быть в принципе не выявляемому "контексту".
      Однако согласно Ф.Уилрайту можно выделить класс таких наиболее типических метафор. Они представляют из себя особые семантические объекты, которые он называет "мифоидами". Он полагал, что они связывают уровни означений на основании "психиче-ского строения человека" (например, "над" окрашено положительно; "под" - отрицательно; "кровь" коннотируется положительно как "жизнь", "могущество" и отрицательно как "смерть", "инцест" и т.п.). По большей части они амбивалентны, полисемантичны и ярко эмоционально окрашены.
      Для Р.Якобсон метафора и метонимия (смежность) не только и не столько результат действия, а принцип действия. Поэтому он жестко их разводит как два полярных русла единого "символического процесса", постоянно конкурирующих друг с другом, так что преобладание одного над другим порождает не только разные типы афазий, но и разные стили в искусстве (романтизм, символизм - метафоричность; реализм - метонимичность). Это два принципиально разных способа восприятия и понимания мира, приводящие к образованию несхожих и порой не понимающих друг друга культурных миров (например, клип - не только как произведение, но и как способ восприятия мира и стиль мышления и поведения, и притча - как иной стиль мировосприятия).

    Литература
  • Аристотель. Риторика. \\ В кн.: Античные риторики. М., 1998.
  • Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994.
  • Барт Р. Мифологии. М., 1996.
  • Барт Р. Основы семиологии. \\ Семиотика. М., 1983.
  • Общая риторика. Группа m. Ж Дюбуа и др. М., 1986.
  • Теория метафоры. М., 1990.
  • Томашевский Б. Поэтика. М., 1996.
  • Фрейденберг О.М. Поэтика сюжета и жанра. Л., 1936.
  • Weinberg B. The limits of symbolism. Chicago and London, 1966.

Н.А.Орлова

 

© Центр психологического консультирования ТРИАЛОГ
Tел.: (+7 925) 505-2-333
E-mail:
mail@trialog.ru
rax.ru: показано число хитов за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
 Рейтинг@Mail.ru Психология 100
Last update 15.12.2017   
Web design - AlPite.com